новости 1 2 3 4 5 6 7 8
пишите письма
о газете
ссылки

  литература и искусство
День

День выдался ослепительный. Возрожденное солнце щедро осыпало смерзшийся мир непривычными, режущими стрелами лучей. Те бойко рикошетили от еще не тронутых теплом сугробов и залепляли глаза не то улыбчивым, не то морщившимся прохожим. Счастливые школьники на переменках запруживали улицы, катались и падали на мокром асфальте, обстреливались липкими снежками и смаковали, глотали, давились краткой порой угасания зимы. Эта ледяная красавица, не раз щипавшая сорванцов за щеки и носы, теперь послушно уступала их беспощадному тисканью. Заливистый смех , перемешиваясь с треньканьем птиц, щекочущей волной носился над городом.
Я шагал, жадно потягивая мокроватый запах, предвещавший весну, и удивленно разглядывал знакомят улицы. Кошки, блаженно ухмыляясь, просушивали свои пестрые шкурки на оголившихся крышах. Встречные улыбались, даже сидящие на лавочках старушки подставляли солнцу довольные лица. Все ликовало! Навстречу мне брел коротенький, точно безголовый прохожий. Лукавый солнечный заяц лег на золотисто-рыжую макушку. Я не сразу узнал его:
- Валерка! Это: ты, чертяка?! Привет!
Прохожий поднял голову. Да, это был Валерка. Самый простодушный и веселый мальчишка, с которым меня сводила судьба. Года два учились в одном классе, а потом его перевели в другую школу. Более жизнерадостной личности не видали улицы города. Он шутил и дурачился на каждом шагу. Бурлящий заразительный смех Валерки смягчал сердца и заставлял взглянуть на жизнь без недовольства. Некоторые считали его дурачком, слишком мало было в этом парне лицемерия и расчетливости. Хлопнув приятеля по плечу, я задорно спросил
- Ну, рассказывай! Как живешь, какие новости?!
- Ничего, - ответил Валерка, шаря взглядом под ногами.
- С Клавкой поженились, наконец?
Клавкой звали давнишнюю подругу Валерки. Уже в школе он прыгал ради нее из окна второго этажа, заводил учителей, получал заслуженные фингалы от верзил-одноклассников и застенчиво улыбался, когда малышня за его с Клавкой спинами орала “ Тили-тили-тесто”.
- Клава ушла, - сухо отрезал Валерка.Голос его не дрогнул, не прервалось дыхание, но только сейчас я придал значение скомканной фигурке, неестественной серьезности и опустевшим травянистым глазам.
- Когда? - тихо спросил я.
-Уж с неделю .Вот, вышел хлеба купить...
Мы помолчали, уставившись в землю. Внезапное мое внимание перелетело на другой предмет. И почему я этого; сразу не заметил?!
- Валер! Как ты умудрился ботинки дома забыть?!
Валерка тупо поглядел на бледные, голубоватые от холода ступни с короткими , грязными и мокрыми от снега пальцами. Наконец лицо его изуродовала глупая, извиняющаяся улыбка:
- Сам не пойму, так вышло. Прости, я тороплюсь.
И Валерка прошел мимо своим новым, размеренным шагом. В нем не было и капли школярской поспешности.
День выдался ослепительный. А я брел по улицам, вдыхал мокрый воздух и напрасно пытался понять, как Валерка умудрился забыть дома ботинки.
Марина Попова

В номере:
Пресс-таймер
«Репортер погибнет- не беда...»
Так тянет домой...
Проба пера
У Амура на крючке
День

"Журналист", "Студио", "Комсомолец Удмуртии"
© Дизайн и подержка: А.Шкляев, А.Смирнов
© Кафедра журналистики УдГУ

Русский журнал