site map - карта сайта 

Александр Шкляев

ЛИТЕРАТУРА УДМУРТИИ

- УДМУРТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
- ПОЭЗИЯ
- ПРОЗА
- ДРАМАТУРГИЯСАТИРАДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
- КРИТИКА И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
- РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА


УДМУРТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

письменно зафиксированное словесное искусство удмуртского народа. Восходит своими истоками к первым письменным памятникам, к публикациям произведений устного народного творчества, а также переводам произведений русской классики, которые печатались в «азбуках», «букварях», «календарях», «книгах для чтения». В условиях русификаторской политики царского самодержавия появление произведений на удмуртском языке было крайне затруднено. Первые удмуртские писатели, в том числе Г. Верещагин, И. Васильев, И. Михеев, И. Яковлев, Кедра Митрей, К. Герд, в дореволюционное. время писали в основном на русском языке. Советская власть создала благоприятные условия для нормального функционирования удмуртской литературы: принимались меры по всеобучу детей и ликвидации безграмотности населения; нацинальная печать, книгоиздательство обеспечивали выпуск произведений на удмуртском языке. Партия и государство взяли литературу под свою опеку, но установили над ней жесткий контроль, предписывая ей свою идеологию. Считается, что удмуртская художественая литература относится к молодым литературам и прошла ускоренный путь развития. Вокруг периодизации её истории продолжаются дискуссии. Наименьшую критику вызывает периодизация П. Домокоша: предпосылки рождения литературы (1767–1889), истоки оригинальной нацинальной литературы (1889–1918), становление литературы (1918–38), литература тоталитарного режима (1938–56), литература периода демократизации общественной жизни (с 1957).

ПОЭЗИЯ
Первые опыты стихосложения на удмуртском языке — приветствия Екатерине II в честь её посещения Казани (1767) и «на случай от крытия Казанского наместничества» (1778), выполненные, вероятно, учениками под руководством В. Пуцек-Григоровича — были пере ложены с готового русского текста. Этот опыт был продолжен Н. Блиновым в переводе отрывка пушкинской поэмы «Цыганы» — «Птичка божия не знает…» (1867). В 1878 создана рукопись «Василий Александровлэн книшкаез» («Книжка Василия Александрова») по просьбе финског учёного Т. Аминофа во время его экспедиции к удмуртам Казанской и Вятской губернии. В рукописи содержатся ритмически организованные тексты народной словесности. С 1880 регулярно появляются записи произведений устной народной поэзии (Б. Гаврилов, Б. Мункачи, Н. Первухин, Ю. Вихман, Г. Верещагин и др.). Первыми опубликованными произведениями, созданными в жанрах поэзии на нацинальной основе, были стихотворение Г. Верещагина «Чагыр, чагыр дыдыке…» — «Сизый, сизый голубок...» (1889) и баллада М. Можгина «Беглой» —«Беглый» (1910). После революции появляются сборники стихотворений М. Прокопьева («Максимлэн гожтэмез» — «Написанное Максимом», г. Оса, 1918), М. Ильина («Кылбуръёс» — «Стихотворения», Елабуга, 1921), К. Герда («Крезьчи» — «Гусляр», Ижкар, 1922), Ашальчи Оки («Сюрес дурын» — «У дороги». М., 1925). Взлёт лирических переживаний был связан с теми романтическими надеждами, которые народ возлагал на революцию, и с теми сомнениями, колебаниями, которые вызывал реальный ход событий. Лирический герой поэзии понимал революцию как рубеж, отделяющий тёмное прошлое от светлого будущего. Но в решении вопроса о том, как достичь это будущее, поэты расходились. Одни воспринимали жизнь в её трудноразрешимых противоречиях (К. Герд, Ашальчи Оки, М. Кельдов, И. Курбатов, М. Ильин), другим казалось, что законы действительности познаны, дорога к счастью проложена. В идейно-эстетической борьбе 20–30-х гг. верх одержала нормативная эстетика, предписывающая литературе создавать положительного героя с определёнными революционными качествами. Она породила описательную, риторическую, декларативную поэзию, которая доминировала до конца 50-х гг. Но вопреки культивируемым эстетическим установкам в эти годы была создана яркая гражданская, патриотическая, интимная, пейзажная лирика (М. Петров, И. Гаврилов, Ф. Кедров). В романтических традициях написаны поэмы «Саны» («Александра») И. Гаврилова, «Италмас» М. Петрова. В 50–70-е гг. под влиянием процессов демократизации и критики сталинизма идёт разрушение сложившихся штампов, углубление во внутренний мир человека и освоение на новом уровне народных традиций, получает развитие психологическая и философская лирика. (Н. Байтеряков, Ф. Васильев, А. Белоногов, Д. Яшин, В. Романов, А. Перевозчиков и др.) Складывается разветвлённая жанровая система лирики: философская элегия, послание, лирическая миниатюра, стихотворный цикл, стихотворное раздумье, пейзаж, песня и т.д. Возрождаются твёрдые формы стихосложения: сонет, триолет, рондель, терцин, появляется венок сонетов.
Поэтический эпос представлен сказками Г. Верещагина, М. Прокопьева, балладами («Улон дун» — «Цена жизни») А. Клабукова, («Сирота нылпиос» — «Сиротские дети») И. Еремеева,. В советсчкие годы расцветает жанр поэмы в различных её модификациях: социально-лирическая («Чагыр чын» — «Голубой дым», «Завод» К. Герда), агитационно-политическая («Дас ар» —«Десять лет» К. Герда), героическая («Осотовецъёс» — «Осотовцы» А. Лужанина, «Ольгалэн быремез» — «Гибель Ольги» И. Гаврилова, «Кырзан улоз» — «Песня не умрёт» М. Петрова), фольклорно-эпическая (поэмы о батырах, поэмы о беглых), социально-философская («Солдатъёс ке кошко» — «Когда уходят солдаты» Н. Байтерякова), историко-революционная («Визыл» — «Стрежень» П. Поздеева). В 80-е гг. появляется роман в стихах («Ошмес син» — «Родник» Ф. Пукрокова).
Творчество поэтов, выступивших в 70–90-е гг., осмысливается в таких понятиях, как «женская лирика» (Т. Чернова, Л. Кутянова, Г. Романова, А. Кузнецова), мифологическо-этнофутуристическая (М. Федотов, В.Владыкин, Р. Миннекузин, В. Шибанов, П.Захаров, В.Батуев и др.), интеллектуально-культурологическая (В. Ванюшев), натурфилософская ( А. Леонтьев) поэзия. Классические темы и жанры развивают А. Перевозчиков, В. Ившин, С. Матвеев, а также старейшие поэты А. Белоногов и др. Творчество новой волны молодых поэтов Пельтэм Илля, В.Кириллова и др. пока мало изучено.

ПРОЗА
Первыми прозаическими текстами на удмуртском языке были переводы молитв, катехизиса и заповедей, выполненных священниками Никифором Невоструевым, Алексеем Бабайловым, Захарием Кротовым, Степаном Анисимовым в 1803, а затем и переводы «Евангелия от Матфея» (1823, 1847) и пейзажные зарисовки, по-видимому, также представляющие переводы в «Азбуке» Н. Блинова (1867). По су ществу худ. повествованиями, написанные на русском языке, являются многие главы очерков Г. Верещагина «Вотяки Сосновского края» (1884, 1886) и «Вотяки Сарапульского уезда Вятской губернии» (1889), где впервые из уст представителя коренной национальности можно было узнать о быте и нравах удмуртского народа. В очерках Верещагина, как в изданиях других этнографов и фольклористов того времени, богато представлена удмуртская сказочная и несказочная проза.
В 1-й четверти 20 в. в удмуртской прозе получает развитие сентиментально-романтическая повесть на религиозно-житийные, исторические и биографические темы («Три года диявола возил» И. Михеева, 1906; «Дитя больного века» Кедра Митрея, 1911; «Мати» — «Матрёна» К. Герда, 1920; «Кузь нюк. Шактыр Беглой» — «Длинный лог. Шактыр Беглой» И. Соловьёва, 1928). Расцвет этого жанра связан с нарастанием национально-освободительной борьбы и пробуждением чувства человеческого достоинства, осознанием самоценности жизни. В советские годы получил развитие жанр повести и небольшого романа, где решалась проблема формирования человеческой личности под влиянием социальных условий: «Пашка Педор» И. Дядюкова (1925, 1939), «Катя» Ф. Кедрова (1940), «Секыт зибет» — «Тяжкое иго» Кедра Митрея (1929), «Вурысо бам» — «Лицо со шрамом» М. Коновалова (1932); П. Блинов в романе «Улэм потэ» — «Жить хочется» (1940) поставил проблему нравств. самосовершенство вания личности.
В 1920-е гг. рождается очерковая литература, оказавшая влияние на рассказ и направившая его по пути вторжения в социльную жизнь и в то же время иллюстрации теории классовой борьбы, схематичных конфлик тов и однообразных решений. С общей идеологизацией и внедрением
социалистического реализма литература ориентируется на освоение крупномасштабных жанров — романа и цикла романов: дилогий, трилогий, тетралогий («Лoзя бесмен» — «Лозинское поле» Г. Медведева, 1930– 36; «Лудзи шур дурын» — «У реки Лудзинки» Т. Архипова, 1945–58; «Шудбур понна» — «Во имя счастья» М. Лямина, 1950–61; «Дыдыкъёс бус пoлы угйыромо» — «Голуби с пути не сбиваются» С. Самсонова, 1961–81; «Йыбыртты музъемлы» — «Поклонись земле» Г. Перевощикова, 1978–86; «Вордиськем палъёсын» — «В родных краях» И. Гаврилова, 1941–61).
В 20–50-е гг. публикуются исторические романы («Секыт зибет» — «Тяжкое иго» Кедра Митрея, 1929; «Гаян» М. Коновалова, 1936; «Вуж Мултан» — «Старый Мултан» М. Петрова, 1954), в которых поставлены проблемы национального пробуждения удмуртов и назревания революционных настроений. Вместе с тем в романах нашли отражение чрезмерно социологизированные взгляды авторов на историю.
На рубеже 50–80-х гг., в основном через творчество Г. Красильникова, происходит поворот к исследованию человеческих взаимоотношений, воссоздаются яркие национальные характеры. Достигает художественного совершенства рассказ («Куиньмой чоже» — «Ожидание», «Кошкисез мед кошкоз» —«Уходящий пусть уходит» Г. Красильникова, «Витетиез комната» —«Пятая комната», «Чырс аръян» — «Кислый аръян» Р. Валишина, «Дор» — «Родина» П. Чернова). Жанровая система прозы обогащается повестями с детективными и приключенческими сюжетами («Тугаськем бугор» — «Ночной звонок», «Вужер» — «Тень», «Выжыкыл oвoл та» — «Это не сказка» С. Самсонова). На первый план выходят повести и романы с нравственной проблематикой («Oтьымтэ куно» — «Незваный гость», «Казак воргорон» — «Вольный казак», «Сизьылысен тулысозь» — «От весны до осени» П. Чернова, «Кырзамтэ кырзан» — «Неспетая песня» Г. Данилова).
В 80–90-е гг. создаётся беллетристическая литература, отражающая различные стороны национальной жизни (повести К. Ломагина, Н. Куликова, Н. Белоногова, С. Шихарева, романы Е. Самсонова, А. Волкова, Т. Архипова, С. Самсонова), документально-художественная проза (Л. Емельянов, К. Куликов, Г. Ходырев, В. Широбоков). В жанрах лирической исповеди, криминальной повести, «повести о детстве» ведут творческий поиск В. Сергеев, О. Четкарёв, П. Куликов. Традиции В. Шукшина в обрисовке деревенских типов осваивают Никвлад Самсонов, В. Ар-Серги, Л.Нянькина. Поиски новых молодых авторов отражают общие для современной мировой литературы постмодернистские тенденции («Шузи» – «Придурок», «Чорыглэсь лушкам кылбуранъес» – «От имени рыбы» С.Матеевева). М. Атаманов возродил жанры житийной литературы, создав документальные очерки о людях, покорно принявших на себя все отпущенные им испытания жизни и до конца исполнивших свой нравственный долг («Кыле тодэм калыкъес» - «Остаются знаемые люди», 2004). В жанрах современной прозы ведут свои поиски Р. Игнатьева, И. Байметов, А. Лаптев и др.

ДРАМАТУРГИЯ
Первые пьесы, созданные в конце 19 и 1-й четверти 20 в. («Опохмеляю
щийся», «Ловелас» Г. Верещагина, «Эн лушка» — «Не кради» И. Михеева, «Люгыт сюрес вылэ» — «На светлую дорогу» К. Герда, «Удмурт сюан» — «Удмуртская свадьба» Д. Майорова), носили нравоучительно-дидактический., агитационно-просветительский характер. В 20-е гг. в их русле появилось около 30 пьес М. Баженовой, Е. Ефремова, О. Жомбо, А. Сугатова, К. Яковлева, М. Тимашева. К уровню удмуртского читателя адаптировались переводы пьес А. Островского, Л. Толстого и др. Своеобразную романтическую линию в первые годы развития прозы представлял Кедра Митрей пьесами «Эш-Тэрек», «Идна-батыр», «Калгись» —«Странник», «Обокат» — «Адвокат». В жанре водевиля написана пьеса «Иванов» М. Тимашева. С реалистическими драмами выступили П. Соколов («Бугыръяськисьёс» — «Мятежники») и М. Петров («Батрак»). Новый этап в развитии драматургии наступил с открытием Удмуртского драматического театра в 1931. Его репертуар складывался из пьес, созданных на злободневные темы, и пьес, сюжеты которых были тесно связаны с национальной историей, обычаями и обрядами. Многие драмы задумывались в порядке исполнения социального заказа, и поэтому друг за другом следовали пьесы о судьбе женщины («Аннок», 1944, «Груня Тарасова», 1937, И. Гаврилова), о проблемах интеллигенции («Чагыр синъёс» — «Голубые глаза» И. Гаврилова, 1936), о героях Гражданской войны («Азин» И. Гаврилова, 1938). В драмах на современные темы разрабатывались классовые конфликты, связан. с коллективизацией, появлялись живые характеры, хотя не была преодолена схематичность развязок, присущая пьесам-агиткам 20-х гг. Наиб. жизнеспособной оказалась драматургия, связан. с этнографическо-фольклорной и исторической основой («Кезьыт ошмес» — «Холодный ключ», 1936, «Камит Усманов» И. Гаврилова, 1945, «Тыло вoсь» — «Огненное моление»
В. Садовникова, 1938; «Зибет зурка» — «Иго содрогается» М. Пет рова, 1936). Создавался яркий красочный театр, основанный на народной драме. Эта линия в драматургии оказалась продуктивной, и в последующие годы появились пьесы, имевшие у зрителя особый успех
(«Сюан» — «Свадьба» В. Садовникова, 1946; «Жингрес сизьыл» — «Звонкая осень» И. Гаврилова, 1968). В послевоенные годы наибольшей популярностью пользовались водевиль В. Садовникова «Меч яр ду
рын» — «На крутом берегу» (1953), лирическая комедия В. Садовнико
ва, М. Тронина «Тулкымъяське лыз зарезь» — «Волнуется синее
море», 1952, пьеса-сказка В. Садовникова «Пoртмаськись туш» —
«Волшебная борода», 1949, лирическая комедии С. Широбокова «Яра
тон ке oвoл» — «Если нет любви», 1961, «Ой ти, чебер нылъёс» —
«Ой вы, девушки-красавицы», 1972. Пройдя путь от «драмы ситуа
ции» к «драме характеров», освобождаясь от идеологического диктата
и тематической заданности, удмуртская драма в 60-е и последующие годы осваивала современность, вбирая в себя сложные и запутанные конф
ликты, предлагая неординарные психологические решения и подходы
к глубоким социально-философским обобщениям (пьесы Е. Загребина «Асьмелэн со одиг» — «Наша единственная», 1980; А. Григорьева «Лысву
сямен уг тoлзы синкыли» — «Слеза не опадает как роса», 1985). На
новом уровне разрабатывается историческая тематика (П. Захаров «Эбга», 1996; Е. Загребин «Эш-Тэрек», 1997).

САТИРА
Складывалась в форме притч и басен, написанных в прозе с заимствованными у русской литературы сюжетами (И. Михеев), нравоучительных рассказов, восходящих к народным побасёнкам — «мадёсам» (Г. Верещагин), социально-обличительных стихотворений (Г. Прокопьев), маленьких одноакт. пьес, генетически связан. с диалогами и анекдотами, бытовавшими в устной сфере (Ашальчи Оки, Айво Иви). В 20-е гг. широкое распространение получают частушки — такмаки (Айво Иви), лёгкие сказы — капчи кылбуръёс (П. Усков, А. Эрик, Эзель Мачи), фельетоны («пелеетоны» А. Клабукова), дружеские шаржи и эпиграммы (М. Коновалов, И. Курбатов), стихотв. памфлеты (К. Герд), сатирических рассказы (К. Яковлев), комедии и водевили (М. Тимашев). Сатира проникает в реалистич. жанры лит-ры. В крупных повествовательных жанрах создаются комедийные типы дедов-балагуров и острословов (Кузьпинь Ванюрка, Омель, Кими, Чупыргы Вася, Габи Ладёк), появляются циклы рассказов с героем — социальной маской (рассказы А. Клабукова о Локан Петыре). В 30–50-е гг. в жанрах стихотворного памфлета (А. Бутолин), басни (А. Лужанин), памфлета-сказки (В. Широбоков), фельетона в стихах (М. Петров) подвергаются высмеиванию различные социальные типы.
Развитие удмуртской сатиры в 60–90-е гг. связано с организацией полосы
на страницах республиканской газеты «Советской Удмуртия» «Шoкыч» («Шершень»), с открытием журнала «Инвожо», с изданием сборников произведений молодых авторов. Появляются новые разновидности жанров сатиры.
В стихотворной поэме (А. Уваров), коротком рассказе (А. Ушаков, А. Григорьев, Р. Хайдаров), юмористич. словаре (Ф. Суворов), «рекламбурах» (А. Шкляев), афористичных диалогах (К. Ломагин), юмористических сценках (Алексей Шкляев), студенческих анекдотах об Абдраме Абдрамове (Александр Шкляев и др.) в пародированной и высмеян. форме выступает изнаночная сторона жизни.

ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
«Колыбельные песни» Г. Верещагина, а также переводы на удмуртский
язык рассказов Д. Ушинского, Л. Толстого на рубеже 19–20 вв. соста
вили первые страницы детской литературы. Она носила религиозно-просветительский, нравоучительно-дидактический, агитационно-политеский, научно-популяризаторский характер, испытала влияние жанров русской литературы: религиозно-житийной повести («Пичи Петыр» — «Маленький Пётр» И. Яковлева, «Володя» К. Яковлева, «Пересь Катьырна» — «Старая Катерина» К. Герда), назидат. притч («Тараканъёс» — «Тараканы» А. Клабукова), плакатно-схематических произведений (пьесы Д. Майорова, рассказы И. Дядюкова, М. Коновалова) и научных очерков (рассказы Мих. Прокопьева). На 20–50-е гг. приходится расцвет литературы для детей дошкольного и младшего школьного возраста, раскрывающей темы труда, подвига и дружбы народов (стихи и поэмы К. Герда, Ф. Александрова, Т. Шмакова, А. Клабукова, пьесы И. Гаврилова, В. Садовникова, рассказы В. Широбокова, Г. Симакова). В годы Великой Отечественной войны и после неё М. Петров создал цикл военных рассказов, изданных в 1975 в переводе на русский язык книгой «Пятеро бесстрашных». Детский поэтический эпос для младшего школьного возраста представлен поэмой А. Клабукова «Тютю Макси» — «Гусята и Макси», 1935, сказкой А. Лужанина «Тырмостэм кион» — «Ненасытный
волк», 1945, рассказом В. Гаврилова «Зарни бугоръёс» — «Золотые
клубочки», 1945. В 60–90-е гг. в удмуртской детской литературе появляются повести с занимательными приключенческими сюжетами на историко-революционные темы («Сюрес усьтиське мынисьлы» — «Дорогу осилит идущий» А. Леонтьева, 1995; «Кам вадьсын гудыръя» — «Над Камой гремит гроза» С. Самсонова, 1969), темы верности отцовским заветам и вечным человеческим ценностям («Можай тыпы» — «Можайский дуб», «Палбам» – «Разнощекий» А. Клабукова, 1982), нравственного возмужания подростка («Детство Матвея Гондырева» П. Чернова, 1980). Мир раннего детства с его поэтическими представлениями, ожиданиями и чудесами находит отражение также в произведениях Г. Ходырева, В. Романова, И. Иванова, В. Ившина, Вл. Михайлова, В. Кириллова, С. Карпова и др. Детская драматургия представлена пьесами А. Клабукова, Л. Перевощикова, И. Гаврилова, И. Данилова. Научно-популярная литература, у истоков которой стояли И. Михеев, И. Яковлев, Мих. Прокопьев, К. Иванов (Кос Ошмес) в последние годы нашла продолжение в рассказах С. Соколова, В. Туганаева о живом и растительном мире родного края.

КРИТИКА И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
Первое критическое обозрение и библиография переводных книг
принадлежит Г. Верещагину («О книгах на вотском языке». Вятка,
1895). Основополагающие статьи и рецензии были созданы в 20-е гг.
К. Гердом («Вотская лирика», 1919; «Силуэты вотяцких поэтов»,
1922; «Путь расцвета удмуртской литературы», 1926; «Удмуртская
литература», 1929; «Марксистский метод в литературоведении»,
1927). Многочисленные дискуссии, участниками которых были А. Клабу
ков, Ашальчи Оки, Д. Баженов, Я. Ильин, М. Тимашев и др., со
здали обширную критическую литературу. В 30-е гг. появились первый кол-
лективный сборник статей «Пролетар литература понна» — «За пролетарскую литературу», 1932, первый в удмуртской критике авторский сборник статей С. Бурбурова «Социализмо реализм понна» — «За социалистический реализм», 1935, первая литературоведческая работа А. Бутолина «Удмурт литература» — «Удмуртская литература», 1935. В процессе осмысления текущей литературы в начале 20-х гг. были выдвинуты понятия «старые» и «новые» писатели, «старая» и «новая» литература. Во 2-й половине 20-х гг. критика оперировала понятиями, взятыми из арсенала рапповской, вульгарно-социологической критики — пролетарская, попутническая, крестьянская, буржуазная литература, диалектико-материалистический метод в литературе и т. д.
В 30-е гг. вслед за русской критикой был выдвинут термин «социалис
тический реализм». Сужая содержание этого термина, критика пре
вращает соцреализм в единственный и узко-нормативный метод и из средства познания делает его орудием расправы с наиболее талантливыми писателями. В оценке многих литературных произведений превалирует вульгарно-социологический подход, дают знать о себе представления о типичном как только о передовом и лучшем в жизни. Некоторое оживление удмуртская критика и литературоведение переживают в 40–50-е гг. (учебник М. Горбушина «Удмурт литература» — «Удмуртская литература», 1945, 1949; «Очерки истории удмуртской советской литературы» коллектива авторов, 1957). Реабилитация репрессированных писателей и возвращение их творческого наследия заставили многих литературоведов и критиков пересмотреть позиции, уточнить идейно-эстетические оценки. Наряду с острыми проблемно-аналитическими статьями о текущей литературе выходят монографии о творчестве писателей (Ф.К. Ермаков: «Проза и поэзия М.П. Петрова», 1960, «Г.С. Медведевлэн творчествоез» - «Творчество Г.С. Медведева», 1963, «Путь удмуртской прозы», 1975, «Удмуртская поэма», 1984, «Кузебай Герд», 1996; В.М. Ванюшев: «Творческое наследие Г.Е. Верещагина в контексте национальных литератур Урало-Поволжья», 1995); проблемные исследования о жанрах (А.А. Ермолаев: «Удмуртская историческая проза», 1960; А.Н. Уваров: «Художественное своеобразие удмуртской сатиры», 1979; А.С. Зуева: «Поэтика удмуртского романа», 1984; В.Л. Шибанов: «Кылбурлэн паймымон дуннеяз» — «В удивительном мире поэзии», 1997); о литературном процессе 20-х гг. (А.Г. Шкляев: «На подступах к реализму. Удмуртская литература, литературное движение и критика», 1979); об истоках удмуртской литературы (А.Н. Уваров: «Югдытисьёс» — «Просветители», 1994); о тенденциях развития современной прозы (Т.И. Зайцева: «Идеал и реальность», 1993); о взаимодействии удмуртской литературы с другими литературами (В.М. Ванюшев: «Расцвет и сближение», 1980; Ф.К. Ермаков: «Творческие связи удмуртской литературы с русской и другими литературами», 1981); о связях удм. лит-ры с фольклором и мифологией (С.Ф. Васильев, В.Л. Шибанов: «Тень Зэрпала», 1997, статьи А.Г. Красильникова). В 1980–2000-е гг. выходят сборники ст. А.А. Ермолаева(«Туннэ но чуказе» — «Сегодня и завтра», 1984; «Заметки непостороннего». 2004), В.М. Ванюшева («Вершины корнями сильны», 1985), А.С. Зуевой («Усьтисько выль инвисъёс» — «Открываются новые горизонты», 1992), А.Г. Шкляева («Араны егит муртъёс лыктозы…» — «А жать подоспеют другие…», 1986, («Времена литературы — времена жизни», 1992, «Чашъем нимъёс» — «Поверженные молнией», 1996; «Вапумысь вапуме» – «От эпохи к эпохе», 2002). Новая методология прочтения текста представлена в монографии В.Г. Пантелеевой «Поэтический мир Флоа Васильева» (2000), статьях Т.Р. Зверевой, Н.В. Лекомцевой. Тенденции развития текущей прозы и поэзии отражены в монографии Т. Зайцевой «Туала удмурт проза» - «Современая удмуртская проза» (2006), а также в статьях В.Г. Пантелеевой, С.Т. Арекеевой, Л.П.Федоровой. Обобщающее издание в удмуртском литературоведении – «История удмуртской советской литературы» в 2 т. (1987–88) под редакцией В.М. Ванюшева.

Удмуртская художественная литература оказывалась в поле внимания русской и зарубежной критики. На её устные формы обратили внимание А. Н. Радищев, А.И. Герцен, В.Г. Короленко. Известны отзывы М. Горького о творчестве К. Герда. В советские годы удмуртская художественная литература входит в сферу интересов русской критики. На книги удмуртской писателей появляются рецензии в столичных и региональных журналах и газетах. Творчество удмуртских писателей освещено в монографиях З. Богомоловой, А. Власенко, в статьях Н. Кралиной, А. Макарова, Л. Анненского, А. Кузичевой и др. Из зарубежных исследователей об удмуртской литературе писали Т. Аминоф, Ю. Вихман (Финляндия), Б. Мункачи (Венгрия), Ю. Марк (Эстония), Жан-Люк Моро, ЕваТулуз (Франция). С начала 1960-х гг. изучением проблем развития удмуртской литературы занимается П. Домокош (Венгрия).

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
Русская литература Удмуртии наименее изученная часть ее культуры. Поскольку литературные центры, как правило, оказываются в столицах, русская литература Удмуртии, находясь на дальних ее горизонтах, остается вне поля зрения критики и литературоведения. Даже литературные кафедры местных вузов больше занимаются творчеством А.Ахматовой, М.Цветаевой, О.Мандельштама и др., чем изучением творчества «своих», если даже они представляют такие значительные имена как В.Семакин, О.Поскребышев, А.Демьянов, О.Хлебников, А.Зимина и др. «Культура любого народа (и поэзия ее составная часть) – сложная, внутренне неоднородная и исторически подвижная система, складывающаяся, в частности, в процессе взаимодействия «своего» и «чужого», - пишет литературовед В.И.Чулков. - С этой точки зрения русская поэзия Удмуртии представляет собой фрагмент, элемент русской поэзии, который живет как бы в двух измерениях. С одной стороны, русская поэзия Удмуртии с необходимостью воспроизводит свою «русскость», развиваясь по законам собственно русской литературы, а с другой – опять же с необходимостью вступая в диалог с удмуртской культурой и литературой, она втягивается в процессы, происходящие в них. Степень включенности в этот диалог была неодинаковой в разные периоды истории, да и смысл и результаты были различны» (Поэзия // Удмуртия: Власть. Экономика. Культура. – Ижевск: Панорама. 1994. - С. 300). Хронологически первым русским поэтом Удмуртии, считает литературовед, М.Блинова (1823-1888), родившегося в поселке Воткинский завод (г.Воткинск) в семье священника – крестного отца П.И. Чайковского. Он вошел в историю как автор шуточной оды "Песня про пельмени" (1879), изданной в Нижнем Новгороде. На русском языке М.Г. Худяковым в 10-20-е гг. написан удмуртский героический эпос "Песнь об удмуртских батырах". Развернувшееся в 20-е гг. ХХ в. в Удмуртии лит. движение втягивает в себя и русскоязыч. авторов. В г. Сарапуле работает русское отделение РАПП. Русские секции функционируют в составе ВУАРП и СП УАССР. В 30–50-е гг. орган СП УАССР «Молот» выходит на удмуртском и русском языках. Выходят альманахи и книги руссих писателей. С начала 90-х гг.
издаётся журнал «Луч». В настоящее время в Ижевске функционирует второй Союз литераторов, издающий альманах «Аквилон».
Русские поэтические традиции закладываются уже в 20-40-е гг. усилиями М. Вольного, А. Писарева, Ю. Шаврина, Я. Година. Своего расцвета русская поэзия Удмуртии достигла в творчестве В. Семакина, О. Поскребышева, А. Демьянова, в котором нашли широкое отражение и приуральская природа, и переживания людей военного и послевоенного поколения, и современные версификационные поиски. Современная поэзия представлена именами О. Хлебникова, Г. Иванцова, В. Емельянова, В. Парамонова, М. Зиминой, А. Вериной, В. Фролова, Д. Бесогонова, Л. Васильева и др.
Истоки развития русской прозы на территории Удмуртии восходят к творчеству Н.А. .Дуровой, которая свои "Записки кавалерист-девицы", романтические и фантастические повести создала после возвращения в Вяткий край, в г. Сарапуле и Елабуге. На рубеже Х1Х-ХХ веков в Сарапуле пишет свои рассказы и повести о жизни провинциального духовенства С.Елеонский (С.Н. Миловский). В 20-е годы в г. Сарапуле начинает свой творческий путь известный бытописатель своего края Д.П. Бор-Раменский. В историческом романе "Данило Шитов", романе "Раменье", повестях и рассказах писатель воспроизвел картины жизни Вятского края в переломные для него годы - пугачевского восстания, гражданской войны и коллективизации. В 50-90-е гг. в традициях Д. Бор-Раменского развивается творчество прозаика П.Ф. Куляшова. В романах и повестях "Шалые люди", "Трудный год", "Сухолетье" также воспроизведены картины жизни вятского края в годы крестьянского востания 1773-75 годов, коллективизации, Великой Отечественой войны. Широко опираясь на вятский диалект русского языка писали свои колхозно-производственные романы и бытовые повести Ю. Шарычев, Г. Ладыгин и др. Современные художественные поиски в прозе связаны с именами А. Демьянова, В. Болтышева, В. Емельянова, М. Резина, В. Скворцова, В. Кулишова, расширивших тематический и жанровый диапазон русской прозы Удмуртии.
На рубеже ХХ-ХХ1 вв. активно активно развивалась мемуарная проза (П.П. Любомиров, М.Т. Калашников, Л. Федорченко-Шемякина и др.)
Первые драматургические опыты принадлежат Ф. Вишневскому, М. Вольному, написавшим после Октябрьской революции агитационные пьесы. На русском языке ряд инсценировок удмуртских романов сделан Н. Куликовым, А. Блиновым и т.д.
В жанрах детской и юношеской литературы созданы сборники стихов ("Ребятам о бобрятах" О. Поскребышева), повести ("Ветка вереска" А. Демьянова, "Топтыжка" В. Емельянова), фантастическая проза ("Рейс на Росу" А. Андреева) и др.
На русском языке написан ряд ярких произведений публицистики и документальной прозы: деревенские очерки ("Завтра стучится в дверь") и сборник коротких документальных рассказов ("Лоскутное одеяло") О.П оскребышева, рассказ "Одиннадцать своих" П. Куляшова, очерк "Дела и люди колхоза имени Суворова" В. Емельянова, краеведческие очерки С. Жилина, документальная повесть Н.П. Кралиной о строитеьстве ж/д Ижевск-Балезино
В последние годы в русской литературе Удмуртии появились яркие имена, творчество которых еще недостаточно изучено. Никита Шагимарданов (1943-2000), С. Гулин, О. Денисова идр.
В 1940-е гг., когда судьба забросила в Удмуртию известных литературоведов Е.А. Миллиор, А.В. Западова, Л.М. Кулаковскую, а затем Н.П. Кралину, Н.М ихайловскую, А.Г. Татаринцева, З.А. Богомолову, интенсивно развиваются критика и литературоведение. В поле внимания русской критики и литературоведения оказались русская литература ХУШ в., а также творчество удмуртских писателей. Благодаря научной и педагогической деятельности профессора Б.О. Кормана сложилась научная школа (д.ф.н. – Н.Г. Медведева, Е.А. Подшивалова, М.А.Серова, Т.В. Зверева, к.ф.н. – Э.А.Тамаркина, Т.Л. Власенко, С.Ф. Васильев, Д.И. Черашняя, В.И. Чулков, Н.А. Ремизова, О.Н. Серго и др.), занимающаяся изучением проблемы автора в русской классической литературе Х1Х-хх вв. Проблемы зарубежной литературы исследуются д.ф.н. В.А. Аветисяном, В.А. Лашкевичем, А.В. Ерохиным, к.ф.н. – С.Н. Любарец, Н.А. Александровой и др. Одним из центров развития критики и литературоведения стал филологический факультет Глазовского пединститута. Здесь работали педагоги-ученые: А.Г. Татаринцев, исследовавший жизнь и творчество А.Н. Радищева; В.А.Е встафьев – автор книги о Д. Бор-Раменском; в настоящее время В.В. Захаров – поэт и автор монографии о поэзии О. Поскребышева, Н.Н. Гущина – автор книги и статей о В.Г. Короленко, С.Л.Скопкарева и др.


***
Ряд талантливых писателей выдвинули марийская и татарская диаспоры Удмуртии. Известны имена марийского прозаика И. Ломберского, татарских писателей Ш. Садыйкова, Р. Батталова, И.Биектаулы, азербайджанского писателя Т. Керимова и др.

А.Г. Шкляев

 

 

 

 


 

 


Александр Шкляев. Удмуртская литература и журналистика.
Контакты: skl-44@yandex.ru